14 февраля 1009 года впервые зафиксирован топоним Литва

14 февраля 1009 года впервые в исторических источниках (Кведлинбургских анналах) зафиксирован топоним Литва, когда зафиксировано, что миссионер Брунон Бонифаций был убит на границе Руси и Литвы. Название «Литва» (Lituae — род. пад. от Litua) впервые упомянуто в Кведлинбургских анналах под 1009 годом в сообщении об убийстве язычниками миссионера Бруно на границе Rusciae и Lituae. Происхождение названия страны и соответствующего этнонима объяснялось по-разному. Несмотря на многочисленность гипотез, ни одна из них не стала общепринятой.

По наиболее распространённой версии, топоним возник от названия небольшой речушки Летавка, притока Няриса. По другой популярной версии, термин происходит от названия реки Латава, притока Швянтойи, протекающей в Аникщяйском районе, где существует одноимённое городище. Согласно более современной гипотезе, название страны могло произойти от этнонима «леты» или «лейти», которым жители окрестных земель называли дружинников литовских князей (leičiai).

Польский историк XV века Ян Длугош приводит следующую легенду о происхождении названия Литва:

Утверждают, что во времена гражданских войн, которые разгорелись сначала между Марием и Суллой, а затем между Юлием Цезарем и Помпеем Великим и их преемниками, они [литовцы и самогиты] оставили древние места своего жительства и отчую землю в уверенности, что вся Италия погибнет во взаимном истреблении. Вместе с женами, скотом и домочадцами литовцы пришли на обширные и пустынные пространства, доступные одним зверям, почти постоянно подверженные жгучим морозам и называемые у писателей «пущи», в северную страну, которую они, по отчему и древнему имени [Италия] назвали Литалией, племени же они дали имя литалов, добавив впереди одну только букву «л», которую еще и ныне прибавляют итальянцы в своем народном языке.

А. А. Шахматов сопоставил слово Lietuvà с кельтским названием Арморики (ср.-ирл. Letha, валл. Llydaw < *pḷtau̯-) и предположил, что балты переняли это название от венетов, однако эта гипотеза не нашла поддержки у других учёных. Я. Отрембскийсчитал, что слово *lei̯tuvā было первоначально основой на *-ū-: *lei̯tūs и обозначало местность вокруг реки *lei̯tā (как Vilnius — местность у реки Vilnia) < líeti «лить». Этой рекой Отрембский считает Неман.

К. Кузавинис предположил, что слово Lietuvàгенетически связано с гидронимом Летавка (Lietauka), названием притока Няриса. Это небольшая речка, протяженностью около 11 км, находящаяся в 30 км от Кернаве, важного политического центра древнего Литовского государства. По мнению З. Зянкявичюса, слово Lietuvà восходит к прабалтийскому *lei̯tuvā, которое первоначально сопоставляли с лат. lītus «берег», однако эта этимология слаба с семантической точки зрения — историческая Литва не находилась на побережье.

Древнейшая история

Территория современной Литвы, по данным археологических исследований, была обитаема людьми с конца десятого — девятого тысячелетия до н. э. Древнейшие стоянки обнаружены в юго-восточной части страны. С ростом числа поселений в восьмом — шестом тысячелетиях до н. э. они появились в долинах рек Немана, Вилии, Меркиса. Обитатели их занимались охотой и рыболовством, использовали лук и стрелы с кремнёвыми наконечниками, скребки для обработки кожи, удочки и сети.

В конце неолита (третье тысячелетие до н. э. — второе тысячелетие до н. э.) на территорию современной Литвы с юга и юго-востока Центральной Европы проникли носители культур шнуровой керамики и ладьевидных боевых каменных топоров, отождествляемые с индоевропейскими племенами. Они занимались земледелием, разводили домашних животных, выращивали зерновые культуры. Однако охота и рыболовство оставались основными занятиями местных жителей. С этого времени между Вислой и Западной Двиной начинает складываться культура предков балтийских племён.

В XVI веке до н. э. появились бронзовые орудия (топоры, наконечники копий, мечи, ножи, украшения), первоначально завозимые из Скандинавии, из Западной Европы и юга современной России, затем изготавливаемые на месте. В VI—V веках до н. э. к балтам приходят железные орудия. Местное производство изделий из железа начинается только в I веке н. э. Каменные и бронзовые орудия продолжали использоваться наряду с железными, затем инструменты и орудия изготовлялись преимущественно из железа, бронза применялась в изготовлении украшений. Распространение железных орудий (топоров для вырубки леса, деревянная соха с железным лезвием и т. п.) привело к развитию земледелия, ставшего основой хозяйства.

Первое упоминание Литвы

Балтийские племена были расселены на Балтийском поморье между устьями Вислы и Западной Двины; позже они заняли половину бассейна Западной Двины и почти весь бассейн Немана, на западе доходя до низовьев Вислы, на юге — до середины Западного Буга. По обряду захоронения балтские племена разделяются на западных и восточных. На территории, занятой современной Литовской Республикой, по нижнему течению Немана и его притокам, Дубисе и Невяже, жили восточно-балтские племена жмудь (жемайты), и аукштота (аукштайты).

Отличительной этнической особенностью аукштайтов и жемайтов являются захоронения с конями, то есть рядом или около захоронения человека хоронили сожженного или не сожженного коня или его частей — голову, копыта, шкуру; предметы конского снаряжения. Аукштайты и жемайты имели и этноопределяющие женские украшения. К западу от жмуди по берегу моря жили десять колен пруссов — западные балты. Захоронения пруссов, как правило, содержат прослойки глины, а также конские останки. Еще одна большая группа западных балтов — ятвяги жили к востоку от пруссов, соседствуя с аукштайтами и достигая Западного Буга и северных пределов Волыни.

Раннее средневековье

Именно в верхнем и среднем Принеманье и землях по верхнему течению реки Вилии, на основании анализа летописных упоминаний, находилась летописная Литва XI—XIII веков. Традиционно считается, что этническую основу Литвы положили носители культуры восточнолитовских курганов[11]. Соседями летописной Литвы были отчасти ливы, и славяне (кривичи, дреговичи, мазовшане, поморяне).

К Х—XI векам относится формирование нескольких племен, известных под особыми названиями: летыгола (латгалы) — по правой стороне нижнего течения Западной Двины, жемгала (семигаллы) — по левому берегу её от середины до моря, корсь(курши, у западных писателей куроны) — на полуострове Рижского залива. Из всех этих народов более других развилась культура у пруссов, что объясняется их особым географическим положением, рано заставившим их вступить в борьбу с соседями. У пруссов развились народные мифы, сложились эпические сказания о Войдевуте и Прутене, образовался правильный культ богов и жреческое сословие, бывшее единственной связью между литовскими племенами.

Средневековые писатели изображают литовцев (литвинов) в домашнем быту добродушными, обходительными и гостеприимными, на войне — суровыми, хищными. В IX и X веках литвины занимались преимущественно звероловством, рыболовством, изредка земледелием; есть указание на бортевое пчеловодство и на скотоводство, особенно на разведение лошадей, которых они употребляли в пищу. Торговые сношения у них были с городами славяно-балтийского поморья и с землей кривичей: они меняли шкуры, меха, воск на металлические изделия и оружие.

Среди литовцев рано встречаются зачатки сословий: были роды, владевшие многочисленной не свободной челядью; из этих родов избирались местные князья (кунигасы). Рабами (несвободная челядь) были главным образом военнопленные. Жреческое сословие не составляло особой касты; доступ в него был свободен. Оно пользовалось громадным значением в народе и было многочисленно. Жрецы у литовцев назывались вайделотами (лит. Vaidila); были и жрицы вайделотки. Богам своим литовцы приносили в жертву животных, а в торжественных случаях — и людей. При погребении знатные сожигались вместе с любимыми предметами и рабами. Загробную жизнь литовцы представляли себе продолжением настоящей.

До XIII века у литовцев не было объединяющей политической власти, как не было и объединяющих центров-городов. Со второй половины XII века в источниках упоминаются литовские князья, но власть их простирается только на незначительную территорию. Отсутствие политической организации сказалось особенно тяжело после того, как с конца XII века и с начала XIII века на границах литовской земли стали поселяться немцы, с каждым годом продвигавшиеся все дальше. Сначала балтские племена стараются, каждое в отдельности, отстоять свою самостоятельность; когда силы их ослабевают, они примыкают к государствам ближайших соседей, напр. князей славянского поморья, Святополка и Мествина. Это, впрочем, только на время задержало наступление немцев, к концу XIII в. окончательно подчинивших себе пруссов, латышей и жемгалу.

Зарождение государства

Зарождение государства относят к XIII веку. Свидетельством существования отдельных догосударственных образований считается договор 1219 года между галицко-волынскими князьями и 21 литовским князем. В договоре среди 5 старших князей упоминается Миндовг (жил ок. 1195—1263, правил 1238—1263), который, унаследовав власть в своём уделе от отца, около 1236 года уничтожил или изгнал соперников, объединил под своей властью земли изначальной Литвы.

Под его властью в 1236—1258 годах сложилось государственное образование на части территории современных Литвы и Белоруссии между средним течением Немана, Вилией и её притока Святой. Процесс формирования нового государства был довольно продолжительным и происходил путём династических браков, соглашений (в редких случаях захвата) между отдельными княжествами при сохранении льгот, привилегий и конкретного самоуправления (по принципу «старины не рушить, новизны не вводить»).

Экспансия немецких крестоносцев на протяжении нескольких веков была также определяющим фактором истории Литвы. Первый значительный поход меченосцев окончился их поражением в битве при Сауле (Шяуляй) в 1236 году от жемайтов (жмудь) с жмудским князем Викинтасом, как полагают, во главе. После гибели в бою магистра ордена и 48 из 55 рыцарей, против ордена восстали покорённые курши, земгалы, селоны и орден утратил завоёванные им земли на левом берегу Западной Двины.

Рост Великого Княжества Литовского до 1462 года

Немецкие крестоносцы вовлекались в междоусобную борьбу литовских князей. Князь Товтивил, владения которого захватил Миндовг в конце 1240-х, заключил союз с Даниилом Галицким, женатым на его сестре, и принял крещение в Риге. Когда началась война объединённых сил Даниила Галицкого и Ливонского ордена против Миндовга, тот был вынужден (1250) отправить послов через Ригу к папе римскому Иннокентию IV, получить его согласие на крещение и принять крещение в 1251. Ливонский орден прекратил воевать с Миндовгом и оказал ему поддержку в войне против галицко-волынского князя.

В июле 1253 года Миндовг был коронован королём Литвы. Таким образом установилась связь между Миндовгом и папским престолом, независимая от Ливонского ордена. Литвабыла признана христианским королевством. Миндовг отдал Ливонскому ордену за поддержку часть земель. По окончании войны с Даниилом Галицким Миндовг уступил Чёрную Русь сыну Даниила Роману в качестве своего вассала (но вскоре эти земли вновь перешли под контроль Миндовга), и отдал свою дочь в жёны другому сыну Даниила Шварну.

Между тем крестоносцы во второй половине XIII века завладели всеми землями пруссов от устья Вислы до Куршского залива, несмотря на их сопротивление. Сопротивление западных балтов (битва при Дурбе, 1260; восстание пруссов под руководством Геркуса Мантаса, 1260—1274) сдержало экспансию крестоносцев в литовские земли и позволило укрепиться государству.

Вероятно, сопротивление родственных племён крестоносцам повлияло на возвращение Миндовга к язычеству (1261) и его решение, разорвав мир с Ливонским орденом (1260 или 1261), заключить союз с Александром Невским. Войска Миндовга и Тройната вторглись в Ливонию, но взять замок Цесис не смогли. Стремление Миндовга к единоличному правлению порождало врагов. 12 сентября 1263 года Миндовг был убит князьями Тройнатом и Довмонтом.

По мнению ряда белорусских историков, созданная в период существования Полоцкого и Туровского, а позже Гродненского, Новогрудского, Смоленского и других княжеств материальная и духовная культура стала основой государствообразующих процессов на территории Верхнего и Среднего Принеманья. Подобные процессы были проявлением и органической частью мирного балто-славянского взаимодействия в биэтничном регионе.

Переход балто-славянского симбиоза на новую ступень эволюции произошел вследствие разрушения политической системы Восточной Европы (агрессия Ливонского и Тевтонского орденов, монголо-татарское иго). Образование Великого Княжества Литовского дало возможность населению региона защитить свою независимость и создать условия для дальнейшего социального, политического, экономического и культурного развития.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *