15 июля 1410 года состоялась Грюнвальдская битва

Грюнвальдская битва — решающее сражение «Великой войны» 1409—1411 годов, происшедшее 15 июля 1410 года. Союз Королевства Польского и Великого княжества Литовского под предводительством короля Владислава II Ягайло и великого князя литовского Витовта одержал решающую победу над войском Тевтонского ордена. Большинство рыцарей ордена было убито или взято в плен. Несмотря на поражение, крестоносцы смогли выдержать двухмесячную осаду столицы и понесли лишь незначительные территориальные потери в результате Торуньского мира 1411 года.

Территориальные споры продолжались до заключения Мельнского мира 1422 года. Тем не менее Тевтонский орден так и не смог оправиться от поражения, а жёсткие внутренние конфликты привели к экономическому упадку. Грюнвальдская битва привела к перераспределению баланса сил в Восточной Европе и ознаменовала восход польско-литовского союза до уровня доминирующей военно-политической силы в регионе.

Грюнвальдская битва была одной из крупнейших битв средневековой Европы и является одной из важнейших побед в истории Польши и Литвы. Битва проходила на территории государства Тевтонского ордена, в местности, расположенной между тремя деревнями: Грюнвальд (на западе), Танненберг (на северо-востоке) и Людвигсдорф (на юге). Ягайло упоминал на латыни это место как in loco conflictus nostri, quem cum Cruciferis de Prusia habuimus, dicto Grunenvelt («в том месте, где мы воевали с прусскими крестоносцами, известном как Груненвелт»).

Поздние польские летописцы ошибочно передали название Grunenvelt («зелёное поле» по-нижненемецки) как Grunwald («Грюнвальд»), что на верхненемецком означает «зелёный лес». Литовцы последовали за этой традицией и перевели это название как Žalgiris. Немцы назвали битву Танненбергской, от названия деревни Tannenberg (с нем. — «пихтовый холм»). В белорусско-литовской летописи 1446 года битва называется Дубровенской — от названия ближайшего города, Домбрувно (польск. Dąbrówno).

Силы сторон

Сложно определить точное число воинов, принимавших участие в битве. Ни один из источников тех времён не содержит точного военного числа сторон. Ян Длугош в своих работах перечисляет количество хоругвей, основных единиц каждой кавалерии: 51 у тевтонцев, 50 (или 51) у поляков и 40 у литовцев. Впрочем, так и не установлено, сколько человек было под каждой хоругвью. Структура и численность пехотных войск (лучников, арбалетчиков и пикинёров) неизвестна, около 250—300 венгерских артиллеристов при 16 бомбардах.

Битва при Грюнвальде. Миниатюра из «Бернской хроники» Диболда Шиллинга Старшего (1483)

Количественные подсчёты, сделанные разными историками, часто необъективны в силу различных политических и национальных мотивов. Немецкие историки обычно занижают численность войск, принимавших участие в битве, а польские историки завышают. По подсчёту польского историка Стефана Кучиньского, 39 000 человек было в польско-литовской армии и 27 000 — в тевтонской (из них 250 — посвященные братья-рыцари). Сегодня эти цифры считаются многими историками близкими к реальным.

Тевтонский орден

Согласно средневековому хронисту Яну Длугошу, армия ордена состояла из 51 хоругви. Из них 5 знамён высших орденских иерархов, 6 предоставлены прусскими епископствами, 31 выставлено территориальными единицами и городами и 9 — отряды иностранных наёмников и гостей, а также 100 бомбард калибром 3,6 фунта — 5 пудов. Наличие 100 орудий для начала XV в. маловероятно и скорее всего эти сведения не соответствуют действительности.

Особую роль играли «большое» и «малое» знамя гроссмейстера и знамя Тевтонского ордена под командованием великого маршала Фридриха фон Валленрода. Во время самой битвы фон Валленрод командовал левым флангом, сражаясь с войсками Великого княжества Литовского. Своими полками командовали великий комтур Куно фон Лихтенштайн и великий казначей. Комтур во время битвы удерживал правый фланг, сражаясь с польскими войсками. Ядро войска составляли братья-рыцари, под Грюнвальдом их было около 400—450 человек и они выполняли функции командиров высшего и среднего звена.

К другой категории относились полубратья, которые, в отличие от братьев-рыцарей, не давали монашеских обетов и могли служить при ордене не постоянно, а в течение некоторого времени.

Наиболее многочисленная категория воинов состояла из бойцов, мобилизованных на основе вассальной принадлежности, а также на основе так называемого «рыцарского права» (jus

Битва при Грюнвальде. Миниатюра из «Люцернской хроники» Диболда Шиллинга Младшего (1513)

militare).Мобилизация в войске Тевтонского ордена производилась на основе разновидностей феодального права — «прусского», «хелминского» и «польского». Право хелминское имело две разновидности: Rossdienst и Platendienst. Первая разновидность: с каждых сорока ланов необходимо выставить одного бойца в полном вооружении с конём и двумя оруженосцами. Вторая разновидность обязывала выставить одного воина в лёгком вооружении и без сопровождающих. Право польское предусматривало мобилизацию в соответствии с «наилучшими возможностями» (Sicut Melius Potverint).

В основном доминировало «прусское право» (sub forma pruthenicali), объединявшее владетелей имений не больше десяти ланов, которые отправлялись в конном строю без сопровождения.

Призывались на воинскую службу так называемые «вольные пруссы» (Freie) и горожане. На стороне тевтонского ордена воевали наёмники из Германии, Австрии, Франции, а также полки польских князей Конрада Белого Олесницкого и Казимира Щецинского.

Основную ударную силу тевтонского войска составляла хорошо обученная и дисциплинированная тяжёлая кавалерия, которая считалась одной из лучших в Европе.

Польско-литовское войско

Основу армии Королевства Польского составляла рыцарская феодальная конница, состоявшая из рыцарских отрядов (копий) и незначительного количества пеших, защищающих лагерь. Копьё состояло из конного рыцаря с длинным копьём и щитом, конных оруженосцев, лучников и вооружённых слуг. Копья группировались в хоругви. Всего у поляков была 51 хоругвь.

Кроме королевской и придворных хоругвей в состав войска входили 16 хоругвей главных воеводств (Познанской, Сандомирской, Калишской, Середзьской, Люблинской, Ленчицкой, Куявской, Львовской, Велюньской, Пшемыской, Добжиньской, Хелмской, Подольской земли — 3 хоругви, Галицкой), 27 магнатов-банеретов, 1 хоругвь наёмных рыцарей Святого Георгия (в основном чехов и силезцев) и 4 хоругви вассалов — князей Зимовита (2 хоругви) и Януша Мазовецких (1 хоругвь) и князя Сигизмунда Корибутовича (1 хоругвь)[33]

Основу войска Великого княжества Литовского составляли 40 хоругвей. Часть хоругвей литовского войска, сражавшихся при Грюнвальде, называлась по землям, от которых они были выставлены. Хоругвями Виленской, Трокской, Гродненской и Ковенской, а также семью хоругвями из Жемайтии, в числе которых была и упомянутая у Длугоша Медницкая хоругвь, командовали воевода виленский Пётр Гаштольд и боярин Монивид. Названия земель носили 13 хоругвей: Смоленская, Мстиславская, Оршанская, Лидская, Полоцкая, Витебская, Пинская, Новогрудская, Брестская, Волковысская, Киевская, Кременецкая и Стародубовская.
Ещё две хоругви — Дрогичинская и Мельницкая — были смешанными. Что касается остальных 14-ти хоругвей, то об их названиях и этническим составе источники умалчивают. Тремя хоругвями — Смоленской, Мстиславской и Оршанской командовал брат Ягайло Лугвений Мстиславский. В состав войска Великого княжества Литовского также входило некоторое количество осевших в Литве татар (около 3 тысяч человек) под командованием Джелал ад-Дина. Существует предположение, что в битве принимал участие воинский контингент из Молдавского княжества, численность которого осталась неизвестной.

Ход битвы

Перед битвой

На рассвете 15 июля 1410 года оба войска встретились на территории, занимающей примерно 4 км² между деревнями Грюнфельд (Грюнвальд), Танненберг (Стембарк), Людвигздорф (Людвигово) и Фаулен (Ульново (польск.)). Здешние пологие холмы высотой более 200 м над уровнем моря разделялись довольно широкими долинами. С трёх сторон место битвы было окружено лесами.

Существует расхожее заблуждение, что Великий магистр, вычислив маршрут врага, первым прибыл сюда с войсками и принял меры для укрепления позиции. Были вырыты и замаскированы «волчьи ямы»-ловушки, расставлены пушки, арбалетчики и лучники. Ульрих фон Юнгинген рассчитывал задержать вражескую конницу около препятствий и уничтожить её выстрелами из пушек, арбалетов и луков. А затем, остановив атаку противника, бросить в бой свою конницу. Великий магистр стремился такими тактическими хитростями компенсировать превосходство союзных войск в количестве. Однако, проведённые в 1960 г. поляками исследования на поле битвы доказали отсутствие «волчьих ям».

Оба войска выстроились друг напротив друга, вдоль северо-восточной оси. Польско-литовская армия расположилась восточнее Людвигсдорфа и Танненберга. Польская тяжёлая кавалерия образовала левый фланг, литовская лёгкая кавалерия — правый, многие наёмники расположились по центру.

Начальный этап битвы в полдень, первое нападение на литовское крыло и контрнаступление после уничтожения армии Ордена
Перед началом боя войска стали в три боевые линии (в три гуфа). Первая — авангард, вторая — вальный гуф, где находились главные силы, третья — свободный гуф и резерв. Каждая боевая линия состояла из 15—16 хоругвей.

Войско крестоносцев расположилось в две боевые линии. Третья линия осталась с магистром фон Юнгингеном в резерве. Тевтонские рыцари сконцентрировали против литовцев свою элитную тяжёлую кавалерию, находившуюся под командованием грандмаршала Фридриха фон Валленрода. Она расположилась возле посёлка Танненберг. Правое крыло располагалось напротив польского войска и возглавлялось великим комтуром Куно фон Лихтенштейном.

Крестоносцы, которым удалось заранее подготовить позицию к сражению, надеялись спровоцировать поляков и литовцев на атаку. Их полки в тяжёлой броне несколько часов стояли под палящим солнцем, ожидая нападения. В «Хронике Быховца» сообщалось, что перед войсками были устроены шурфы («волчьи капканы») против нападающей армии. Археологические раскопки, проведённые в 60-е годы под Грюнвальдом, ям не обнаружили. Орденские войска также пытались использовать 100 бомбард калибром 3,6 фунта — 5 пудов. Но во время битвы пошёл дождь, и в итоге было сделано только два пушечных залпа.

Ягайло не спешил начинать атаку, и союзное войско ждало символической команды. Польский король в то время молился в походной часовне (он отстоял две мессы подряд) и, как пишет Длугош, всё время плакал. Закончив молиться, Ягайло поехал на холм, спустился к его подножию и начал рукополагать в рыцари несколько сотен молодых воинов. Вскоре после речи Ягайло новым рыцарям от Ордена прибыли два герольда.

У одного на груди был знак Священной Римской империи — чёрный орёл на золотом поле, у другого — герб князей Щецинских: красный гриф на белом поле. Герольды привезли два обнажённых меча — от верховного магистра Юнгингена королю Владиславу и от грандмаршала Валленрода великому князю Витовту. Было передано, что эти мечи «должны помочь польскому и литовскому монархам в битве», что было явным оскорблением и провокацией. Такой оскорбительный вызов имел целью побудить польско-литовское войско первым пойти в атаку. Известные ныне как «Мечи Грюнвальда», они стали одними из национальных символов Литвы и Польши.

Начало

Не дождавшись приказа Ягайло, Витовт сразу после того, как крестоносцы открыли огонь из ста бомбард калибра 3,6 фунта — 5 пудов, послал в наступление татарскую конницу, находившуюся на правом фланге. Первая линия литовской армии, которая состояла из лёгких конных воинов (так называемых всадников), с криком «Вильна!» последовала за татарами.

Согласно «Хронике Быховца», часть татарских всадников из первых рядов провалилась в «волчьи капканы», где они погибли или получили серьёзные ранения, однако благодаря развёрнутому ряду большинство всадников пропустили мимо военные шурфы (в настоящее время установлено, что «волчьи ямы» на поле отсутствовали). Всадники Великого княжества Литовского атаковали хоругви великого маршала Фридриха фон Валленрода. Лёгкой кавалерии было трудно атаковать в лоб тяжёлую тевтонскую конницу. Атакующие пытались сбрасывать рыцарей на землю. С этой целью татары использовали арканы, а всадники — копья с крючьями.

Отступление литовского войска

Примерно через час боя Валленрод приказал своим рыцарям идти в контрнаступление. Чтобы избежать разгромной атаки тяжеловооружённых немецких рыцарей, татары и литовские всадники пустились в бегство и сумели оторваться от противника. Исследователи оценивают этот ход неоднозначно. Одни (в основном польские и российские авторы) рассматривают отступление как бегство, другие (преимущественно литовские и белорусские авторы) говорят о тактическом манёвре Витовта.

Ян Длугош описал это событие как полный разгром всей литовской армии. По Длугошу, крестоносцы посчитали, что победа уже за ними и бросились в неорганизованную погоню за отступающими литовцами, растеряв при этом свой боевой порядок, дабы захватить больше трофеев перед тем, как вернуться на поле боя для сражения с польскими полками. Длугош не упоминает больше о литовцах, хотя позднее они вернулись на поле боя.

Таким образом, Ян Длугош изображает Грюнвальдскую битву как единоличную победу Польши без чьей-либо помощи. В современной научной историографии распространена другая точка зрения, согласно которой отступление было стратегическим манёвром, заимствованным у Золотой Орды (такое же отступление использовалось татарами не только во многих битвах с русскими, но в битве на реке Ворскле, где литовская армия была разгромлена, а сам Витовт едва остался в живых).

Мнение об отступлении как о тактическом манёвре опирается и на документ, найденный и опубликованный шведским историком Свеном Экдахлом в 1963 году. Это письмо, которое советует новому великому магистру проявлять осторожность при ложных отступлениях, вроде того, что было в битве при Грюнвальде. С другой стороны, британский военный историк Стивен Тёрнбулл утверждает, что литовское отступление не совсем подпадает под это определение, так как ложное отступление обычно делается одной или двумя частями, а не большей частью войска и быстро перетекает в контратаку. Литовцы же вернулись только в конце битвы.

Часть войск крестоносцев, погнавшихся за беглецами, была окружена и уничтожена у литовского стана. Не все литовские войска бежали — по приказу Витовта князь Лугвений Ольгердович с его хоругвями, находившимися неподалёку от правого фланга польской армии, должен был любыми средствами удержать свою позицию, чтобы прикрыть поляков от удара во фланг.

Его войска выполнили эту задачу, понеся значительные потери, при этом один смоленский полк был полностью уничтожен. Согласно Яну Длугошу, заслуга в остановке тевтонского натиска принадлежит именно этим хоругвям, о чём сообщает: «В этом сражении русские рыцари Смоленской земли упорно сражались, стоя под собственными тремя знаменами, одни только не обратившись в бегство, и тем заслужили великую славу». Белорусский историк Руслан Гагуа отмечает, что это сообщение Длугоша не находит подтверждения в других источниках.

Польско-тевтонское сражение

В то время, как литовские войска отступали, началась жаркая битва между польскими и тевтонскими силами. Крестоносцы под командованием великого комтура Куно фон Лихтенштейна сконцентрировались на правом польском фланге. Шесть хоругвей фон Валленрода не побежали вслед за литовцами, а присоединились к атаке на польские хоругви. Чрезвычайно ценным трофеем была большая хоругвь Краковской земли. Казалось, что крестоносцы уже начинают получать тактическое преимущество, и в один момент великий коронный хорунжий Мартин из Вроцимовиц даже утратил краковскую хоругвь с изображением белого орла, однако она тут же была отбита вновь.

«Чтобы загладить это унижение и обиду, польские рыцари в яростном натиске бросаются на врагов и всю ту вражескую силу, которая сошлась с ними в рукопашном бою, опрокинув, повергают на землю и сокрушают.» («Хроника» Яна Длугоша). Тевтонцы восприняли это падение как божий знак и начали петь пасхальный гимн «Христос воскресе смертию-смерть поправ…» (нем. «Christ ist erstanden von der Marte alle…»). Тогда король Ягайло двинул на помощь резервные хоругви, в том числе хоругвь Галицкой земли.

Неожиданно покинули поле боя наёмники из Чехии и Моравии. Глава чешских и моравских наёмников Ян Сарновски был ранен в голову. После этого его воины (около 300 человек) отошли от поля боя и остановились в лесу. Только после того, как королевский подканцлер Николай Тромба пристыдил их, воины вернулись в битву.

Ягайло развернул свои резервные войска — вторую линию армии. У магистра Ордена Ульриха фон Юнгингена в подкреплении находились ещё 16 хоругвей (примерно треть отрядов крестоносцев), и на пятом часу битвы, увидев, что литовцы отступают и решив, что с ними (литовцами) всё кончено, он повёл свой резерв в тыл полякам.

Вскоре Ягайло развернул и свои последние силы — третью линию армии. Рукопашный бой дошёл до польского командования, и один крестоносец, позднее идентифицированный как Леопольд или Депольд Кёкериц, бросился напрямик к королю Ягайло. Секретарь Ягайло, Збигнев Олесницкий, спас королю жизнь. Получив королевскую милость, впоследствии он стал одним из влиятельнейших людей в Польше того времени.

Последний этап битвы

После удаления с поля боя части литовской конницы (судя по тексту анонимного письма к великому магистру от 1414 г. — одной или двух хоругвь) и погнавшейся за ней части тяжёлой конницы Валленрода, немецкие войска увязли в бою с оставшимися на поле боя литовскими хоругвями (включая «смоленские», две из которых в ходе боя погибли полностью) и чешской пехотой. Чтобы исправить ситуацию, Ульрих фон Юнгинген ввёл в бой вторую линию тевтонской кавалерии. Поляки в ответ на это задействовали третью линию своей конницы, а литовская конница и татары обошли левый фланг орденских войск, вследствие чего основная часть немецких сил попала в окружение и вскоре была уничтожена либо капитулировала (небольшая часть армии Ордена спаслась бегством).
Последний этап сражения во второй половине дня, на светло-сером фланге атака на Ульриха фон Юнгингена

В сражении при Грюнвальде погибло 205 орденских братьев, включая практически всё высшее руководство Ордена во главе с великим магистром, а также множество орденских «гостей» и наёмников; значительное число рыцарей попало в плен. Потери Ордена и его союзников убитыми составили около 8000 человек (из ~27 тысяч, принимавших участие в сражении), а попавшими в плен — до 14000 человек. Конница ВКЛ потеряла около половины всадников; общие потери польско-литовского войска неизвестны.

Итоги

Около трети тевтонской армии полегло на поле боя, было убито практически всё руководство Ордена, значительное число рыцарей попало в плен. Союзники «стояли на костях» три дня, после чего начали движение к Мариенбургу. Замок был осаждён, однако уставшее и ослабленное польско-литовское войско не решилось на штурм. Витовт отвёл свои войска из-за угрозы восточным рубежам княжества. В результате через несколько недель осада была снята.

Завершивший Великую войну Торуньский мир 1 февраля 1411 имел относительно мягкие для Ордена условия: тот терял Жемайтию в пользу Великого княжества, Добжиньскую землю в пользу Польши и выплачивал контрибуцию. Однако фактическое уничтожение армии, необходимость выплаты контрибуции и выкупа за пленных рыцарей подорвали могущество тевтонцев — ряд ганзейских городов отказался от союза с ними, приток наёмников и рыцарей из Центральной Европы сократился.

Вскоре после этого, в ходе Тринадцатилетней войны, Орден был окончательно разгромлен польским государством уже без участия Великого княжества Литовского и, лишившись значительной части своих владений в восточной Померании, а также собственно в Пруссии, которые попали в подчинение непосредственно польской короне, признал вассальную зависимость от Польши. Орден просуществовал до 1525 года, когда Великий магистр Тевтонского ордена Альбрехт Гогенцоллерн Бранденбургский перешёл в протестантизм (автором этого плана был проповедник Мартин Лютер) и объявил о создании герцогства Пруссия — первого протестантского государства в Европе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *