18 февраля 1268 года произошла Раковорская битва

18 февраля 1268 года произошла Раковорская битва в которой Тевтонский орден потерпел самое страшное поражение со времён Битвы при Дурбе. Битва, состоявшаяся 18 февраля 1268 года между армиями северорусских республик и княжеств против объединённых сил рыцарей Ливонского ордена и Датской Эстляндии вблизи крепости Везенберг.

Предыстория

Князь Довмонт был вынужден покинуть Великое княжество Литовское в ходе борьбы за престол по смерти Миндовга (1263 год) и был принят во Пскове. В 1267 году новгородцы организовали поход против Литвы, но из-за разногласий в среде командования поход не состоялся. Вместо этого войска вторглись в датские владения, находившиеся на территории современной Эстонии, и подступили к замку Раквере, но после гибели от стрел семи человек из войска отступили и обратились за помощью к великому князю Владимирскому Ярославу Ярославичу, который прислал вместо себя своих сыновей Святослава и Михаила (Старшего), а также Дмитрия Переяславского и других князей.

В Новгороде началось изготовление осадных орудий для предстоящего похода. Орденские епископы и рыцари из Риги, Вильянди и Юрьева прибыли в Новгород (между 1 марта и 31 декабря 1267 года) просить мира и поклялись не помогать раковорцам и ревельцам, однако при последующем сборе войск ливонская хроника упоминает вильяндцев и воинов из других городов (вся земля Немецкая, по русской летописи).

23 января начался поход. Русские войска вторглись в землю Вирумаа, принадлежавшую датчанам.

Ход сражения

Битва состоялась 18 февраля, в сыропустную субботу. Описание битвы сильно расходится в немецких и русских источниках.

Войско Ливонского ордена, ставшего с 1237 года Ливонским ландмайстерством Тевтонского ордена, выступило из Юрьева, и после соединения с датчанами, которые располагали более значительными силами, заняло позицию на левом фланге против Святослава, Дмитрия и Довмонта. Датчане же встали на правом, против Михаила Ярославича (Старшего). Новгородская летопись приводит рассказ, отсутствующий в хронике, об ожесточённом бое в центре между новгородцами и железным полком противника, в ходе которого погиб новгородский посадник и ещё 13 бояр поимённо, тысяцкий и ещё 2 боярина поимённо пропали без вести, а князь Юрий отступил, в связи с чем даже был заподозрен в измене.

Между тем русские нанесли мощный контрудар. Состав его участников точно называет ливонская хроника: 5000 воинов во главе с Дмитрием Александровичем, — но сообщает о том, что рыцарям удалось малыми силами остановить его. В то же время летопись связывает с этим контрударом общую победу русского войска в битве, и рассказывает о преследовании бегущего противника на протяжении 7 вёрст до самого Раковора тремя дорогами, потому что кони не могли ступать по трупам.

Вечером к месту битвы подошел ещё один немецкий отряд, но ограничился разграблением новгородского обоза. Русские ожидали утра, чтобы сразиться с ним, но немцы отошли.

Итоги битвы

Русские войска простояли под стенами Раковора три дня. Видимо, приступить к осаде и штурму города помешала потеря в битве обоза с осадными приспособлениями (пороками). В это время псковская дружина Довмонта огнём и мечом прошлась по Виронии, чиня грабежи и захватывая пленных. Князь мстил врагу за нападения на его земли. Ни один замок не был осаждён или взят.

В 1269 году Орден предпринял ответный поход, закончившийся безрезультатной 10-дневной осадой Пскова, отступлением рыцарей при приближении новгородского войска во главе с князем Юрием и заключением мира «на всей воле новгородской». Спустя всего 8 лет после битвы при Дурбе с войсками Литвы крестоносцы потерпели новое поражение, приостановившее на 30 лет немецко-датскую экспансию.

В русской историографической традиции бесспорным победителем признаётся русская армия, тем не менее, несмотря на большее количество участников, битве придаётся лишь второстепенное значение в сравнении с Ледовым побоищем. Этому есть ряд причин: во-первых, там не принимали участие известные деятели масштаба Александра Невского. Во-вторых, с военной точки зрения, цели похода — взятие замка Везенберг и наложение контрибуции — достигнуты не были. В третьих, точно неизвестно место сражения и число потерь. Немецкие и русские источники могут дать лишь приблизительную картину. Однако, событие, в котором погибли новгородский посадник и дерптский епископ Александр, имело серьёзные геополитические последствия.

По словам И. Н. Данилевского, «если мы не знаем, как складывались события в Польше и в Прибалтике, мы не можем адекватно оценивать то, что происходило в северо-западных русских землях XII—XIII веков. Ледовое побоище превратилось чуть ли не в основное сражение XIII века, а Раковорскую битву 1268 года никто из россиян и не вспоминает — хотя и по масштабам, и по значению она существенно превосходит битву на Чудском озере. Я думаю, что это просто несопоставимые для историй страны события. Я однажды писал учебник для 6-го класса, и меня отчитали за то, что о Ледовом побоище я написал маленький абзац, а Раковорскую битву осветил в гораздо большем объёме. Между тем, о Ледовом побоище вообще до 1941 года вспоминали редко».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *