Доспешная мастерская XII века на территории Новгорода

Доспешная мастерская XII века на территории славенского конца средневекового Новгорода по материалам раскопа Посольский-2006. Находки деталей доспехов в культурном слое древнерусских поселений редки, что во многом объясняется значительной трудоемкостью производства и высокой стоимостью доспехов. Еще реже удается обнаружить мастерские, где могли изготавливаться и/или ремонтироваться доспехи. Есть основания предполагать, что одна из таких мастерских была обнаружена при работах на раскопе Посольский-2006 в Великом Новгороде.

Раскоп Посольский-2006 располагался в югозападной части Славенского конца средневекового Новгорода на расстоянии около 40 метров от современного берега р. Волхов, в 226 метров от церкви св. пророка Ильи на Славне. На исследованной площади (60 кв. м) мощность культурных отложений, сохраняющих органику, составила около 2 м. Небольшой участок городской территории, исследованный в границах раскопа, в достаточной степени насыщен сооружениями: 9 ярусов уличной мостовой (наиболее вероятна ее идентификация как Киро-Ивановской улицы), более 20 сооружений.

Это позволило разработать четкую хронологическую шкалу и выявить динамику развития пяти горизонтов застройки (Петров, 2007. С. 24–39). Обращает на себя внимание узкий хронологический диапазон культурных отложений: вся мощность напластований датируется XII – началом XIII столетий. Полевые исследования велись горизонтальными пластами мощностью 10 см, что позволило не только более тщательно фиксировать стратиграфические и планиграфические особенности участка, но и с высокой степенью точности выявить вещевые комплексы каждого строительного горизонта (Петров, 2009. С. 400–413).

Опись вещевой коллекции раскопа содержит 847 полевых номеров индивидуальных находок и около 14 000 единиц массовых материалов (керамика, обломки кости, обрывки кожи и т. п.). В вещевой коллекции раскопа явно выделяется комплекс фрагментов доспехов: доспешные пластины (13 шт.) и кольчужные кольца (около 240 шт.) и три небольших обрывка кольчужного плетения. 142 предмета характеризуются точной пространственной привязкой, для 87 предметов известна глубина обнаружения, координаты расположения  52 объектов неизвестны.

Наибольшее количество (93 шт.) выявлено в границах горизонта усадебного комплекса ВЗ-II единой усадьбы (Рис. 1). Изучение глубин залегания объектов показывает (Рис. 2), что наибольшее количество находок приходится на пласты -34/-37 (диапазон глубин -330/-370 см). Именно в этом диапазоне глубин залегает основной массив отложений горизонта II усадебной застройки. Поэтому можно предполагать, что все находки доспешных деталей относятся к этому горизонту, попадание же их в более ранние поздние слои, наиболее вероятно связано с перемешиванием отложений.

Рис. 1. Схема застройки горизонта II с распределением находок доспешных деталей
Рис. 2. Распределение кольчужных колец по пластам. Штриховкой показаны находки размытой принадлежности (то есть те, которые относятся к усадебному комплексу Пос2006-ВЗ-II с 60% долей вероятности)

Горизонт II усадебной застройки включает в себя несколько сооружений: жилой дом с печью (сооружение №17), расположенное в центральной части раскопа; вспомогательное сооружение, отделенное от основной площади усадьбы частоколом (сооружение №16) и вымостку, ведущую к этой выгородке. Сооружение №16 представляет собой достаточно аморфную структуру, частично вошедшую в раскоп, заполнение которой состоит из перемешанной светлой и прокаленной глины с включениями углей.

Подобные структуры неоднократно обнаружены при археологических исследованиях Новгорода и обычно интерпретируются как ремесленные или хозяйственные сооружения (в том числе поварни или дворовые печи) (Засурцев, 1963. С. 31). Пространственное распределение находок позволяет выделить три области их концентрации: в северной части внутри сооружения №17, около юго-восточного угла сруба и в начале вымостки, ведущей к выгороженной области (около юго-западного угла сооружения №17). При этом необходимо отметить, что практически все доспешные пластины компактно расположены рядом с вымосткой в кв. 13.

Застройка горизонта II единой усадьбы возникает в середине 30-х гг. XII в., после пожара 1134 г. (НПЛ, 1950. С. 23), и существует около 10 лет, так как застройка следующего горизонта возникает в середине 40-х гг. XII столетия. Все постройки на усадьбе несут на себе следы горения: наиболее вероятна их гибель в пожаре 1144 г. (Там же. С. 27). Представляется существенным, что более поздний горизонт застройки претерпевает значительные структурные изменения: единая усадьба делится частоколом на два участка, также сменяется расположение и назначение сооружений, появляется новый усадебный въезд (Петров, 2007. С. 32–33).

Подобные перемены позволяют предполагать смену жителей усадьбы и, соответственно, сужают принадлежность описываемых артефактов до усадебного комплекса Пос2006-ВЗ-II. Учитывая, что более ранний ярус на исследованной части раскопа не содержит плотной застройки, наиболее вероятным будет соотнесение обнаруженных элементов доспеха исключительно с усадьбой Пос2006-ВЗ-II. Таким образом, описываемый комплекс (или его большая часть) датируется достаточно узким хронологическим отрезком.

Как уже было указано, в горизонте II и в горизонтах, смежных с ним, обнаружено около 240 отдельных колец и три небольших обрывка кольчужного плетения (Табл. 1). Такое скопление колец встречено при раскопках в Новгороде впервые.

Кольчужные кольца. Паспортные данные находок

Паспорт находки: пласт–кв. № Наименование Количество колец шт. Ярус
29-11 №35 полотно кольчужное 12 З’-5
30-10 № 21 кольцо кольчужное
демонтированное
1 В-4
30-10 № 22 кольцо кольчужное 1 З-3
30-10 № 23 кольцо кольчужное 1 З-3
30-5 № 24 кольцо кольчужное
демонтированное
1 В-3
31-12 № 1 кольцо кольчужное 1 З’-3/З’-4
32-14 № 3 кольцо кольчужное
демонтированное
1 З-3
32-12 № 5 кольцо кольчужное
демонтированное
1 З’-3
32-9 № 36 кольцо кольчужное
демонтированное
1 З-3
32-1 № 43 кольцо кольчужное
демонтированное
1 З-3/В-3
32-10 № 45 кольца кольчужные 5 З-3/В-3
33-4 № 61 кольцо кольчужное
демонтированное
1 ВЗ-2
34-12 №  6 кольцо кольчужное
демонтированное
2 З’-2
34-5 № 35 кольцо кольчужное 1 ВЗ-2
34-5 № 37 кольца кольчужные 4 ВЗ-2
34-4 № 44 кольцо кольчужное
демонтированное
2 ВЗ-2
34-10 № 54 кольца кольчужные
демонтированные
18 ВЗ-2
35-11 № 3 кольцо кольчужное
демонтированное
1 З’-2
35-10 № 13 кольцо кольчужное 1 ВЗ-2
35-13 № 16 кольца кольчужные 1 ВЗ-2
35-8 № 27 кольцо кольчужное 1 ВЗ-2
35-10 № 29 кольца кольчужные
демонтированные
3 ВЗ-2
36-13 № 7 кольца кольчужные 5 ВЗ-2
36-15 № 8 кольца кольчужные
демонтированные
2 ВЗ-2
36-13 № 14 кольцо кольчужное
демонтированное
1 ВЗ-2
36-4 № 32 кольца кольчужные 14 ВЗ-2
36-8 № 67 кольца кольчужные 20 ВЗ-2
36-7 № 71 кольцо кольчужное
демонтированное
1 ВЗ-2
37-11 № 8 кольца кольчужные 6 З’-1/З’-2
37-11 № 26 полотно кольчужное 6 З’-1
37-4 № 37 кольца кольчужные 3 ВЗ-2
77-15 № 1 кольцо кольчужное 2 до-яр
южн. тр. № 45 кольца кольчужные 9
отвал № 3 полотно кольчужное 13
отвал № 4 кольца кольчужные
демонтированные
3
отвал № 5 кольца кольчужные 27
отвал № 10 кольцо кольчужное 1
отвал № 11 кольца кольчужные
демонтированные
2
отвал № 12 кольцо кольчужное 1
отвал № 16 кольцо кольчужное 1
отвал № 17 кольцо кольчужное 1
отвал № 18 кольцо кольчужное
демонтированное
1
отвал № 20 кольца кольчужные 3
отвал № 24 кольца кольчужные 15
отвал № 25 кольцо кольчужное
демонтированное
1
отвал № 28 (?) кольцо кольчужное
демонтированное
1
отвал № 35 кольца кольчужные
демонтированные
8
отвал № 41 кольцо кольчужное 1
отвал № 49 кольца кольчужные 20
отвал № 53 кольцо кольчужное 1
отвал № 61 кольца кольчужные 12
отвал № 64 кольцо кольчужное 1
отвал № 68 кольца кольчужные
демонтированные
14
отвал № 81 кольца кольчужные 2
отвал № 86 кольца кольчужные
демонтированные
2
отвал № 93 кольца кольчужные 4
отвал № 102 кольца кольчужные 4

 

Рис. 3. Цельные кольца

Большинство отдельных колец (около 190 шт.) представляют собой кольца, изготовленные путем склепки. Около 50 экземпляров – кольца без какихлибо визуально фиксируемых следов соединения, изготовленные, по всей видимости, путем высекания из железного листа2. Все кольца сделаны из железа, кроме шести (одиночное кольцо и фрагмент кольчужного плетения), произведенных из сплава на основе меди.

Диаметр цельных колец колеблется от 8 до 14 мм (Рис. 3). Форма большинства близка к круглой, но ряд колец имеет четкие грани на внешнем периметре (например, Рис. 3, 2, 8). Сечение проволоки колец – от подквадратного до эллипсовидного. Различия в форме и сечении колец объясняются разным набором операций при их изготовлении. Кольца высекались из листа/пластины при помощи пробойника с рабочей гранью круглой формы или же простым зубилом с прямой рабочей гранью. В первом случае получались изделия с округлым внешним и внутренним периметрами.

Во втором – внешний и внутренний периметры получались многогранными. Для получения эллипсовидного сечения высеченные кольца дополнительно обжимались в специальном двустороннем штампе (например, Рис. 3, 6, 8). При помощи штампа на поверхность одного из колец нанесены концентрические валики – своеобразные ребра жесткости, увеличивающие прочность кольца (Рис. 3, 1).

Рис. 4. Клепаные кольца

Диаметр клепаных колец колебался от 8 до 13 мм, сечение проволоки, как правило, округлое (Рис. 4). Подавляющее большинство клепаных колец найдено с разомкнутыми концами, причем в ряде случаев демонтаж кольца производился очень грубо (Рис. 4, 2–4, 9). Неожиданным было обнаружение цепочек, составленных или из только аккуратно разомкнутых клепаных колец или же вперемешку из разомкнутых и цельных колец (Рис. 5, 1–3). Также было обнаружено не менее двух «связок» цельных колец разного диаметра (Рис. 5, 5). По всей видимости, перед нами запас, предназначенный для проведения ремонта кольчужных доспехов.

Помимо отдельных колец, было обнаружено три фрагмента кольчужного плетения (Рис. 5, 4, 6). Фрагменты состоят из цельных и клепаных колец, совпадающих по морфологии с частью колец, найденных по отдельности. Один фрагмент полностью состоял из колец медного сплава (Рис. 5, 6). Разнообразие размеров кольчужных колец и предположительно разные схемы их изготовления позволяют предполагать, что перед нами детали нескольких кольчужных доспехов.

Демонтаж доспеха, скорее всего, не был одноразовой акцией, а являлся ремесленной специализацией одного из жителей исследованной усадьбы. Помимо кольчужных колец, были найдены 13 доспешных пластин (Рис. 6; Табл. 2). Сохранность пластин различная, но у всех можно реконструировать первоначальную форму в виде сильно вытянутого прямоугольника.

Размеры пластин: длинная сторона – 65–68 мм, короткая – 13–15 мм. Толщина пластин – 0,4–0,45 мм. Вес целых пластин – от 2,6 до 3,6 гр. Одна из длинных сторон пластин прямая или чуть выпуклая, вторая, как правило, имеет неровный и иногда рваный край. На пластинах расположено по девять отверстий диаметром 2–2,5 мм. Отверстия пробиты с внешней стороны пластин.

Три отверстия нанесены около одной из коротких сторон, два – вдоль противоположной стороны. Еще по паре отверстий расположено вдоль каждой из длинных сторон, причем пары отверстий смещены ближе к короткой стороне с двумя отверстиями. Пластины имеют незначительный изгиб в обеих плоскостях. Поперечный изгиб и более плотное прилегание пластин друг к другу достигались путем нанесения с внутренней стороны пластины на расстоянии 5 мм от «лицевого» края линии, шириной около 0,4 мм (Рис. 7).

Две фрагментированные пластины найдены частично наложенными друг на друга, что дает представление о взаиморасположении пластин (Рис. 6, 4–5). Отмеченная особенность пластин – качественно обработанный край одной длинной стороны и необработанный край второй, а также расположение отверстий, свидетельствуют, что пластины были направлены в разные стороны (влево или вправо).

Размерные характеристики и вес доспешных пластин (раскоп Посольский-II)

Паспорт находки: пласт – кв. – № Длина
мм
Ширина
мм
Толщина мм Вес
гр
1 36-13 № 4/1 67 14 0,45 2,6
2 36-13 № 4/2 66 14
3 36-13 № 4/3 14
4-5 36-13 № 4/4-5 14; 14
6 36-13 № 31/1 67 15 0,43 3,6
7 36-13 № 31/2 68 15 0,46 3
8 36-13 № 31/3 13
9 Отвал, № 96 14; 13
10 36-11 № 93 65 13
11 37-12 № 32/1 67 15
12 37-12 № 32/2 65 14
13 37-13 № 9 66 14 0,41 2,9

 

Номера пластин в Таблице 2 совпадают с номерами на Рис. 6. Все пластины, кроме обнаруженной в отвале, относятся к горизонту ВЗ-II. Пластины связывались в горизонтальные ряды при помощи шнуров (кожаных, веревочных, матерчатых), проходящих через вертикальные пары отверстий вдоль длинных сторон пластин. Причем каждая пластина перекрывала одну из соседних примерно, на половину своей ширины.

Рис. 5. 1–3 – цепочки, составленные из колец; 4, 6 –
фрагменты кольчужного плетения; 5 – связка кольчужных колец

Пара отверстий, размещенная на короткой стороне пластины, предназначалась для шнура, закрепляющего полоску кожи или материи, обернутую вдоль края всех связанных в ряд пластин. Эта полоска усиливала скрепление пластин между собой и связывала пластины в единую деталь, из которых формировался доспешный гарнитур. Три отверстия на противоположной стороне, по нашему мнению, служили для пришнуровки ряда пластин к кожаной или матерчатой основе доспеха.

Учитывая наличие пластин, ориентированных в разные стороны, можно предположить, что центральное место в каждом горизонтальном ряду занимала пластина, к которой в обе стороны пришнуровывались пластины с разным расположением «лицевого» края. Подобное расположение пластин отмечено, например, у доспешного гарнитура №25, найденного в захоронении павших в битве 1361 г. у г. Висбю на о. Готланд (Thordeman, 1940. Pl. 145).

Ряды пластин крепились на основу снизу вверх таким образом, чтобы каждый верхний ряд перекрывал нижний. Степень перекрытия неясна. Она может быть и значительной, – при которой верхний ряд перекрывал и защищал от разрубания шнуры, проходящие в вертикальные пары отверстий, связывающих пластины в ряд. Но при этом увеличивался вес доспеха и уменьшалась его подвижность в вертикальной плоскости.

Возможен и вариант, когда верхний ряд пластин перекрывал нижний, оставляя связывающие шнуры незащищенными (Рис. 8). Предложенный способ соединения пластин в доспешный гарнитур – не единственный возможный. Нельзя исключать, хотя, с нашей точки зрения, это маловероятно, вариант соединения горизонтальных рядов пластин, связанных только через парные отверстия, при помощи шнуров, проходящих через отверстия, расположенные на коротких сторонах пластин.

Не ставя своей целью собрать все аналогии пластинам, обнаруженным на Посольском-II раскопе, укажем, что подобные были найдены при раскопках в Новгороде и на Рюриковом городище. Из раскопа Троицкий-VIII происходят пять пластин аналогичной формы, размеров и со сходным расположением отверстий (Рис. 9, 1) , которые предварительно датируются концом XII–XIII вв. (Янин и др., 1987. С. 46–47).

На некоторых пластинах сохранились идущие вдоль «лицевого» края продавленные линии. В центре двух пластин были пробиты по дополнительному отверстию большего диаметра. Эти отверстия предназначались либо для креплений приспособлений для застегивания панциря, либо свидетельствуют об изменении системы соединения рядов пластин. При раскопках центральной части Рюрикова городища в сильно перемешанном слое был найден фрагмент пластины, предположительно схожий с пластиной с Посольского раскопа, но меньший по длине (Носов, Плохов, 2005. С. 54. Табл. 23, 10) (Рис. 8, 2).

Рис. 6. Доспешные пластины

Возвращаясь к планиграфии находок деталей доспеха необходимо отметить что в производственной зоне количество находок деталей минимально, а зона их распространения расположена внутри жилого дома, при этом от находок свободны зона печи и «красный угол». Отсутствием необходимости в постоянном применении горна характеризуются слесарные работы, связанные с ремонтом или демонтажом готовых изделий.

Рис. 7. Обратная сторона доспешной пластины

Собственно, характер предметов – демонтированные кольчужные кольца, связки из разнотипных колец, отдельные доспешные пластины – также указывает на слесарный характер выполнявшихся работ. Подобная деятельность вполне могла осуществляться внутри теплого помещения. Скопления находок за пределами сруба совпадают с устойчивыми маршрутами перемещения: от входа в дом (с восточной стороны сруба) к входу в выгороженную область.

Вероятно, часть предметов была утрачена при перемещениях мастера по территории усадьбы. Хронологические рамки существования горизонта II – 1134–1144 гг. – дают возможность включения этого комплекса находок в исторический контекст. В 1135 г. произошла битва с суздальцами при Ждане горе (НПЛ. 1950. С. 23), в которой новгородцы потерпели поражение. Вполне возможно, что какая-то часть находок является следами ремонта доспехов новгородских горожан, вернувшихся с войны с Суздалем.

На территории Древней Руси к настоящему моменту известно еще четыре мастерских Х – первой половины XIII вв., которые авторы раскопок определяют как доспешные или оружейные. Наиболее ранней является «мастерская древнерусского оружейника Х в.», обнаруженная при раскопках городища Алчедар. В ней были обнаружены набор кузнечных инструментов – «клещей, наковален, пробойников, зубил и т. д.», а также кольчужные кольца и десять «кованых железных пластин» (Федоров, 1960. С. 40; Медведев, 1959. №2. Рис. 1, 9).

Самая известная доспешная мастерская найдена при раскопках города Гомия, из которой происходит более 1500 доспешных пластин (в том числе с непробитыми отверстиями), более 600 кольчужных колец, детали наступательного вооружения и ремесленные инструменты (Макушников, 1993).

Отсутствие кузнечного горна и отходов производства пластин позволило автору раскопок определить мастерскую как слесарно-сборочную, в которой производились «подгоночные и сборочные работы» из деталей, поступавших из других мастерских. Как свидетельство существования оружейной мастерской на Полоцком городище интерпретируются находки более 40 доспешных пластин и двух кольчужных колец в слое, датированном XII–XIII вв. (Дук, 2011. С. 47–48. Рис. 17–19).

При этом в публикации указывается на находку как законченных пластин, так и их заготовок, а также на незавершенность обработки отверстий одной из пластин. Данные обстоятельства позволяют предполагать, что в полоцкой мастерской доспешные пластины если и не изготавливались, то проходили финальную обработку (пробитие отверстий и их обработка) и, возможно, собирались в доспешные гарнитуры.

Рис. 8. Вариант реконструкции взаиморасположения
доспешных пластин

При раскопках древнерусского города Воиня выявлена оружейная мастерская, существовавшая на протяжении 1184–1241 гг. В ней обнаружены  кузнечный шлак, кузнечный инструментарий, заготовки и большое количество железных изделий, среди которых упомянуты доспешные пластины и кольчужные кольца (Довженок и др., 1966. С. 41, 73). Ю.А. Кулешов предполагает, что в этой мастерской представлен «полный производственный цикл» изготовления доспехов – от получения железа до готовых изделий (Кулешов, 2010. С. 79).

Но довольно краткий характер публикации материалов мастерской и отсутствие упоминаний находок заготовок доспешных пластин (как в Полоцке и Гомии) не позволяют однозначно принять это предположение. К более позднему времени относится «мастерская бронника» конца XIV – первой половины XV в., обнаруженная при раскопках на Брыкиной горе в Можайске.

Здесь в заполнении нескольких ям были найдены фрагменты кольчужного плетения, отдельные кольчужные кольца (более 55) и более 20 доспешных пластин. Авторы отмечают находки «обрезков стальной проволоки, по длине совпадающей с длиной проволоки в кольцах», а также указывают, что «большинство кольчужных колец не сведено, хотя площадки для склепывания подготовлены».

Исходя из неравномерной и незначительной изогнутости доспешных пластин, предполагается, что они являются заготовками, хотя и оговаривается возможность их деформации в результате ремонтных работ (Меньшиков, 2008; Меньшиков и др., 2011. С. 232). В слое первой половины XIV в. на Троицком раскопе в Великом Новгороде найдено небольшое скопление отдельных колец (8 шт.) и двух обрывков кольчужного плетения.

Е.Е. Авдеенко предположил, что кольчужные кольца представляют собой заготовки, предназначенные для сборки кольчужного доспеха (Авдеенко, 2007. С. 82. Ил. 7в, 7). Возможно, данные находки свидетельствуют о существовании еще одной доспешной мастерской в Новгороде. Собранный материал демонстрирует, что мастерские по изготовлению (сборке) и ремонту доспехов довольно редко обнаруживаются при раскопках древнерусских городов.

Очевидна и определенная сложность при выявлении и интерпретации подобных находок (прежде всего, нехватка четких критериев), что объясняется в том числе и тем, что мы не представляем себе, как было организовано древнерусское доспешное производство. Существование мастерских, где осуществлялся полный производственный цикл от производства листового металла и проволоки до сборки доспешных гарнитуров, достоверно на древнерусском материале не подтверждается.

Вероятно, имела место ремесленная специализация, когда в одних мастерских, непосредственно связанных с кузнечным производством, производились заготовки доспешных пластин, проволока и пластины для изготовления кольчужных колец, а в других – слесарно-сборочных – эти полуфабрикаты дорабатывались и собирались в доспешные гарнитуры. В таких мастерских мог производиться и ремонт поврежденных доспехов, предусматривающий разборку поврежденных доспехов.

Рис. 9. Доспешные пластины: 1 – Троицкий VIII, 2 – Рюриково городище

По всей видимости, именно подобную мастерскую удалось обнаружить в ходе работ на Посольском раскопе. Довольно неожиданные результаты получены при анализе имущественного статуса жителей усадьбы, где найдены детали доспеха. Общий материальный облик усадьбы Пос2006-ВЗ-II подробно рассмотрен в отдельной статье (Петров, 2015. С. 166–177).

Считаем необходимым коротко повторить основные выводы анализа этого комплекса. Исследованная часть усадьбы позволяет осторожно предполагать, что на ее территории проживала семья молодого подмастерья-оружейника. На это указывают расположение усадьбы на непрестижном городском участке с риском подтопления; малый размер жилой постройки; состав семьи установлен по размерным характеристикам обуви (мужчина, женщина, ребенок); имущественный статус жителей невысок (недорогие украшения, необходимость самостоятельной ловли рыбы и охоты с применением ловушек).

Характер обнаруженного доспешного комплекса предполагает скорее демонтаж и ремонт доспеха с вторичным использованием доспешных деталей, что, в свою очередь, свидетельствует о невысоком уровне квалификации мастера.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *