Как дочь князя Витовта чуть не увела ВКЛ от Польши

Как дочь князя Витовта чуть не увела ВКЛ от Польши. Осенью 1390 года в столицу тевтонских рыцарей Мариенбург прибыли московские послы – три русских боярина Александр Поле, Белеут и Селиван.

Необычные переговоры

Магистр встретил московских бояр сурово. Он с трудом дослушал до конца их просьбу и даже не взглянул на предложенные ему подарки. Присутствующий на приеме отец девушки Витовт, недавний союзник рыцарей, добровольно отдавший всю семью свою в заложники крестоносцам, удрученно опустил голову, не сомневаясь, что сейчас услышит безоговорочный отказ. Но случилось нечто неожиданное.

Боярин Александр Поле вдруг отвязал от пояса маленький бархатный мешочек и зачерпнул рукой его содержимое. В горсти у боярина оказался неправдоподобно крупный, очень ровный, сверкающий перламутровой белизной жемчуг. «Мой господин велел сказать тебе, магистр, — проговорил боярин, — что он готов заплатить за каждую слезинку своей невесты, пролитую в твоей неволе, жемчужиной». И не устоял магистр… Прибыв в Москву в начале 1391 года, княжна Софья Витовтовна стала супругой молодого московского правителя и великой княгиней Московской.

Путь в Москву

У этой истории была удивительная предыстория. Дело в том, что пленником изначально был сам Василий Московский. В тринадцатилетнем возрасте его захватили татары и держали в Золотой Орде три года. А потом отец Василия, Дмитрий Донской, устроил ему побег и просил Витовта, через земли которого кружным путём возвращался на родину княжич, встретить сына и проводить до границ Московии.

Во дворце Витовта и увиделись впервые Василий и пятнадцатилетняя Софья. Полюбили друг друга с первого взгляда и решили пожениться. Отцы не стали противиться, но свадьбу до времени отложили. Но тут Витовт вступил в борьбу со своим двоюродным братом Ягайло за власть и, не имея достаточно сил для победы, обратился к крестоносцам… Став женой Василия, Софья всем сердцем приняла московские традиции и культуру.

Вместе с мужем возводила Благовещенскую церковь Кремля. Сама выбирала, кому расписывать этот храм, предпочтя иным проникновенно-возвышенное письмо Андрея Рублёва. Научилась шитью шёлком по бархату и созданию картин жемчугами и бисером на ткани. А духовником её был сам Сергий Радонежский.

Великие планы великой княгини

Между тем из Великого княжества Литовского пришло известие, что Ягайло решил замириться с Витовтом и утвердить за ним право на великокняжескую корону. При этом сам Ягайло оставался королём Польским, и Витовт был в вассальной зависимости от него. Витовт покинул крестоносцев, и те в отместку отравили злым ядом двух его сыновей. Из наследников у Витовта осталась только дочь Софья – Московская княгиня.

И тогда она задумала объединить державу мужа с державой отца. Для этого она постаралась сдружить своего супруга со стареющим отцом. У мужчин были взаимные притязания, но в 1408 году Витовт и Василий Дмитриевич примирились у реки Угры — недаром её называли Поясом Богородицы: чтобы больше никогда не враждовать. Потом целеустремленная Софья постаралась обзавестись сыном. У неё рождались и дочери, а сыновья почему-то умирали.

Но ведь объединителем великих держав должен был стать именно мужчина. Сильный и жизнестойкий сын Василий появился на свет, когда великой княгине шел сорок пятый год. Теперь для осуществления задуманного надо было побеспокоиться о том, чтобы мальчик получил в княжение Московию. Но сделать это в средневековой Руси было непросто: по традиции, правителем после смерти государя там становился младший брат князя. Был он и у мужа Софьи — Юрий Звенигородский.

Пояс Богородицы – пояс власти

Когда в 1425 году Софья овдовела, её сыну исполнилось всего десять лет. Но старый Витовт с его мощным войском ещё пять лет отбивал охоту у дяди Юрия посягать на престол племянника: всячески демонстрировал свою готовность применить против Юрия оружие. Однако по кончине Витовта стало ясно: Великое княжество Литовское юному Василию не получить – дед не успел подготовить литовцев и русских к признанию внука наследником.

Да и московский престол можно запросто потерять. Оставалось одно: ехать в Золотую Орду и попытаться склонить хана к решению выдать Василию ярлык на великое княжение. С владельцем татарского ярлыка навряд ли Юрий станет связываться! Миссию успешно выполнил боярин Всеволожский, надеясь, что Софья женит своего сына на его внучке-сиротке Анне. Но Софья, вначале давшая согласие на такой брак, взяла своё слово назад, потому что её сын хотел брака с другой девушкой, Марией Ярославовной.

Тогда обиженный боярин отдал Анну за Василия Косого — сына Юрия Звенигородского. И преподнёс зятю в подарок на свадьбу настоящую велико-княжескую реликвию — золотой пояс, который представлял из себя стилизованное изображение реки Угры. Той самой Угры, которую именовали «Поясом Богородицы». Этот пояс в конце XIV века был изготовлен по заказу князя Дмитрия Донского и являлся своеобразным символом власти московских князей.

Княжна-героиня

Косой не преминул явиться на свадьбу Софьиного сына в великокняжеском украшении. Тогда Софья публично сорвала с него реликвию, обозвав вором. И вспыхнула гражданская война – первая в истории России. Она протекала с переменным успехом. Но результаты были плачевны. Юрий Звенигородский и его младший сын Дмитрий Шемяка были отравлены, Василий Косой, боярин Всеволожский и сам князь Василий были ослеплены.

Софья была надолго отдалена от власти и жила в изгнании то в Угличе, то в Чухломе. Но, видимо, молитвы её всё-таки были услышаны. Победив своих врагов, слепой сын её в конце концов окончательно вокняжился в Москве, где в относительном мире и спокойствии правил еще 16 лет — до самой смерти. Софья вернулась к державным делам, став глазами «тёмного» Василия. И это были очень внимательные и зоркие глаза.

Подданные к ней относились по-разному. Но в 1451 году восьмидесятилетняя великая княгиня стала настоящей героиней, организовав в отсутствие сына оборону Москвы от войск татарского царевича Мазовши. В эти дни старая княгиня каждый день поднималась на городские стены вместе с горожанами. Вдохновлённые героизмом Софьи, москвичи успешно отбивали штурмы татар. Захватчики же, как сказано в летописях, вынуждены были «с большим позором» вернуться в родные степи.

Но свеча её жизни догорала. После этих событий она прожила ещё два года. 16 июня 1453 года Витовтова дочь Софья, великая княгиня, которая мечтала быть, и чуть не стала великой объединительницей земель и держав, отошла в небытие.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *