Находка панцирных пластин на территории великокняжеского замка исторического Вильно

Великокняжеский Нижний замок Вильно находится в центре современного Вильнюса, в северной части старого города. Замок является частью общего оборонительного комплекса, который в XIV в. состоял из трех замков.

В центре, на холме, называемoм теперь горой Гедиминаса, стоял Верхний замок. К холму с северо-запада и юго-запада примыкал Нижний замок. Деревянный Кривой замок, существовавший до 1390 г., находился на правом берегу восточного русла реки Вильня.

Систематические археологические раскопки на территории Нижнего замка начаты в 1987 году и успешно ведутся до сих пор. В 2007 г. при раскопках северо-восточной части Нижнего замка в торфяном слое, под 4-м уровнем деревянной застройки, которая датируется второй половиной – концом XIV в., найдено большое количество доспешных пластин. Собрано 80 отдельных и 11 конгломератов слипшихся пластин, а также несколько небольших фрагментов кольчуги.

Во второй половине XIV в. эта территория была застроена различными деревянными строениями доминирующей столбовой конструкции, которые могли бы быть мастерскими ремесленников. Около одной из внешних стен такого строения и были найдены данные детали доспеха.

Приступая к анализу найденных доспешных пластин, необходимо кратко охарактеризовать военно-политическую ситуацию того времени.

Во второй половине XIV в. ситуация в Литве была довольно напряженной, не был исключением и Вильно. 15 августа 1365 г. крестоносцы, возглавляемые великим магистром Винрихом фон Книпроде (1351–1382) и сыном великого литовского князя Кейстута (Kęstutis) Бутаутасом добрались до Вильно и сожгли город.

На Вильно нападали и в 1375, 1377, 1383 гг. Во время последних нападений город был сожжен, но замки так и остались не захваченными. Позже, во время разгара конфликта между литовскими князьями в 1387 г., на Вильно вновь продолжились нападения. В то время в Нижнем замке стоял гарнизон литовцев, а Верхний замок защищали поляки.

Во время этой атаки замки не были захвачены. В 1390 г. князь Витовт (Vytautas) с жемайтами, крестоносцами и их гостями из Англии и Франции осаждают Вильнюсские замки. Во время осады был сожжен Кривой замок. Брат Ягайлы (Jogaila) князь Мстиславский Каригайло Казимерас, возглавлявший защиту замка, был зверски убит, а его отрубленная голова насажена на копье.

После почти пятинедельной осады другие замки не были захвачены, но во время нападения погиб сын великого князя Кейстута Таутвил Конрадас. Вероятно, Нижний замок оборонял гарнизон литовцев и русинов, Верхний – поляки. Еще через четыре года, в 1394 г., рыцари Ордена опять появляются в Вильнюсе. Во время этого нападения замки хотя и пострадали, но вновь не были взяты.

Панцирные пластины лежали разбросанными на одном месте, значительная их часть из-за коррозии слиплась между собой. В некоторых случаях можно определить первичное расположение пластин доспеха, часть пластин слиплась в случайном порядке. Пластины доспеха, найденные в этом комплексе, довольно разнообразны, возможно выделить несколько вариантов.

Пластины первого вида орнаментированы, второго – без орнамента, третьего – более простые, отличающиеся грубым характером изготовления и также без орнаментации. При реконструкции возможного принципа их вязки очевидно, что он должен быть одинаковым для всех видов пластин.

Анализируя комплект пластинок, можно заметить, что некоторые пластины почти идентичны найденным ранее на территории Княжеского замка. Они такие же выпуклые, а узкие и расширенные стороны пластин похожи по форме, но имеются и различия – типы орнаментов, форма некоторых пластин.

При изучении пластин важно определить, в какую сторону была повернута соответствующая пластина доспеха. Следует установить, какая сторона пластины верхняя, а какая – нижняя. Зная систему их связывания, можно заметить, что во многих случаях на верхнем краю пластин имеются по два ряда отверстий, но выяснить их расположение довольно сложно, потому что принцип «два отверстия сверху» не применим для всех пластин, так как могут одновременно использоваться несколько вариантов их крепления.

Не все целые пластинки по верхнему краю имеют по два отверстия, поэтому определить направление пластин почти невозможно, исключая случаи, когда рядом находятся пластины с явными признаками направленности. Несмотря на это, исходя из типологической близости доспешных пластин, для установления системы расположения пластин мы будем опираться на ламеллярный доспех № 25, происходящий из братской могилы битвы при Висбю.

Во время консервации для сохранения порядка расположения пластин было решено не разъединять некоторые массивы слипшихся пластин, хотя они частично и рассыпались. Анализ деталей доспеха начнем с боковых пластинок с закруглениями краями, которые были найдены на северо-восточной стороне корпуса Великокняжеского замка. Там было обнаружено шесть таких пластинок.

Одна из них была найдена прилипшей к «рядовой» расширенной пластине, предназначенной для малоподвижной части доспеха. Хорошо сохранились все боковые закругленные пластинки, они целые или почти целые и практически одинаковы по размеру.

На каждой прочеканен сердцевидный орнамент, который повернут от края под углом 90° (т.е. «сердечко» лежит на боку). Орнамент с изнаночной стороны состоит из 10 полусфер. На лицевой стороне каждая полусфера окружена рядом прочеканенных точек. Для выявления формы орнамента с внешней стороны «сердечка» высечено по одному ряду точек. Надо заметить, что похожий полусферический орнамент имеют и связующие узкие пластины с зубчатыми краями, которые несколько шире самых узких пластин этого комплекса (ширина – от 27 до 32 мм).

На этих пластинках расположен орнамент из 8–10 полусферических выступов, которые с наружной стороны окружены одним рядом прочеканенных точек. Также на внутренней стороне по всему зубчатому краю прочеканен плотный ряд точек. Орнаментация в виде полусферических выступов на этих пластинках начинается снизу и поднимается до верхнего края. Сообразно этому, можно думать, что
и на закругленных боковых деталях орнамент будет внизу. Выясняется, что у нас имеются 3 правые и 3 левые детали.

Снаружи корпуса в северо-восточной части великокняжеского Нижнего замка найдена очень интересная пара пластинок (Рис. 7: а; 3), по форме близких к обнаруженным в 2002 г. пластинам L-образной формы. Их форма, вероятно, приспособлена для покрытия той части доспеха, которая должна обладать большей подвижностью и могли быть вставлены подмышками.

Орнамент по стилю похож на описанный у шести боковых пластинок. На первый взгляд, он напоминает сердцевидный боковых пластинок, но при внимательно рассмотрении можно хорошо видеть треугольник, сформированный 8 полусферами, которые с внутренней стороны окаймлены чередой прочеканенных точек. Орнамент мог быть выбран потому, что на небольшой плоскости не хватало места для высечки «сердечек». В том, что эта была работа того же мастера, не позволяет сомневаться идентичная манера орнаментирования.

Можно видеть еще один вариант боковых пластин доспеха – прямоугольной формы. Одна пластина этого типа уже была найдена во время исследований 1997 г., однако она отличается от рассмотренной декором. Всего на этом участке найдены четыре прямоугольные орнаментированные боковые пластины. Кроме одинакового размера и формы их объединяет идентичный орнамент из шести выпуклых полусфер. Диаметр полусфер несколько больше, чем на описанных пластинках, но между вариантами орнамента видна связь – выпуклые полусферы очерчены рядами точек. В этом случае полусферы окружены точками в два ряда.

Из деталей доспеха, найденных с внешней северо-восточной стороны корпуса, выделяются две орнаментированые пластины восьмиугольной формы кроме того, одна такая пластинка имеется и в другой группе пластинок. Можно заметить, что орнамент пластинок похож на орнамент уже описанных L-образных боковых пластинок с закругленными концами.

Такой же орнамент (в виде выпуклых полусфер с точками вокруг) у упомянутых восьмиугольных пластин, поэтому их нужно связать между собой. Главная деталь, выделяющая их из числа других пластин – это восьмиугольная форма и небольшой загиб вертикальных краев в одну сторону. Все эти признаки и дырочки в центре загиба указывают на то, что детали к такой пластинке должны были крепиться с обеих сторон.

Вероятно, что эти пластинки могли быть в центре набранной полосы доспеха. Похожие по форме детали есть и в доспехе № 25 из Висбю. На этом доспехе три центральные пластинки находились на первых (считая сверху) и на трех нижних рядах панциря. Центральные пластинки с верхнего ряда были в центральной части, а три нижние пластинки расположены иначе – они прикреплены недалеко от концов ряда и не одна над другой, а в разных местах. Такое расположение центральных пластинок представляет «переход» пластинок с одного направления на другое.

На доспехе № 25 восьмиугольные пластинки обнаружены не только в центре, но и в таких местах, где «переход», казалось бы, и не нужен. Возможно, таким образом заполнены пробелы пластинок. По крайней мере, это показывает, что рассматриваемые нами пластинки могли быть использованы не только в центральной части доспеха.

Анализ орнаментированных выпуклыми полусферами доспешных пластин необходимо закончить обсуждением связующих узких пластин. Такая пластина есть и в одной группе слипшихся пластин, рядом с центральной. У них имеется обрезанный край и аналогичный центральным пластинам орнамент. Руководствуясь способом связки, указанным Тордеманом, мы определяем экземпляры пластин как четыре правые и одну левую.

В Новосибирском университете в лаборатории экспериментальной археологии был проведен эксперимент по уязвимости всех типов пластинчатой брони. Используя разные типы оружия и разную силу нанесения удара, было замечено, что доспехи с выкованными выпуклыми полусферами намного эффективнее предохраняли тело воина от поражения. Благодаря форме такие пластины намного надеж-
нее выдерживали удар оружия, нежели пластины без них. Основываясь на этих данных, исследуемый нами орнамент панцирных пластин можно оценивать двояко – как украшение и как дополнительное средство защиты.

Были обнаружены и восемь орнаментированных широких соединительных пластин с зубчатыми краями . Из них пять левых и три правых. Пластинки на этом местонахождении отличаются от других не только тем, что они представляют собой единственные широкие соединяющие пластинки, но и своим орнаментом. Орнамент пластинок составляют выпуклые полусферы, расположенные в два горизонтальных ряда, по 4 в каждом ряду, а накрывающий край является зубчатым.

Прочеканенные с внутренней стороны, полусферы распределены по парам, а с внешней каждая пара заключена в четырехугольник, отчеканенный точечным орнаментом. Принимая во внимание группы слипшихся пластин, мы видим, что пластины такого типа соотносятся с неорнаментироваными узкими «рядовыми» пластинками с зубчатым накрывающим краем.

На данном месте обнаружена еще одна крайняя пластинка интересной формы. Она по своей форме отличается от всех описанных выше пластин с территории замков Вильнюса. У этой детали нет двух свойственных ей закругленных краев, а имеется только один почти острый закругленный угол. Так как один край пластинки обломан, невозможно измерить всю бывшую ширину и отнести ее к той или иной группе пластин.

Там же обнаружены и 33 неорнаментированные узкие с накрывающим зубчатым краем пластинки. Похоже, что это пластинки одного типа, хотя их ширина и разнится, они связываются с упомянутыми соединяющими широкими пластинками. Из всех рассматриваемых пластинок только семь – правого расположения.

Среди всех этих пластин, характеризующихся одним отверстием в центральной части, выделяется одна с двумя отверстиями в центре. В этом случае отверстия на пластинке – очень важный признак. Количество отверстий на пластинках разного типа обыкновенно варьируется, и это зависит от способа доспешной вязки. Для изучаемого нами типа доспеха важным фактором является число отверстий и их расположение в центральной части пластинки, что принцип крепления этой пластины должен быть похож на использованный в доспехе № 25 из Висбю.

Другой вариант панцирных пластин – неорнаментированные узкие «рядовые». Таких найдено шесть отдельных и пять слипшихся вместе. К сожалению, только одна из них сохранилась полностью, а вторая – почти полностью с фрагментированной центральной частью. Узкие края у обеих пластин хорошо сохранились и с каждого края находится только по одному отверстию. Они могут быть и с нижней части доспешного набора, так как данный принцип связывания (по количеству отверстий) для промежуточного ряда представляется сомнительным.

Наряду с этими пластинами найден и другой вариант. Это прямоугольные, «рядовые» соединительные пластины, у которых отсутствует свойственное другим расширение центральной части. Некоторые крайние пластины этого типа имеют диагональный продырявленный край. На доспехе Висбю № 25 тоже имеются крайние пластины похожей формы, они там не только заканчивают набранный ряд, но и объединяют основную часть с наплечником. Из отдельных деталей доспеха интерес представляет еще одна пластина.

Похоже, что это фрагментированная широкая связывающая деталь. В связи с тем, что ее края плохо сохранились, невозможно рассмотреть центральные отверстия или второй ряд отверстий на одном из краев. На изнаночной стороне пластины высечены два пересекающихся ряда точек, образующих равносторонний крест. Остальные пластины с этого участка фрагментарны и несут небольшую информацию – это остатки узких «рядовых» пластин.

Иконографический материал Великого Княжества Литовского (далее – ВКЛ) конца XIV в. довольно скуден, а доспехи по типу, близкому к нашему, можно увидеть всего лишь в одном источнике. Это – печать великого князя Кейстута (1379). На ней изображен стоящий воин в доспехах, который в правой руке держит меч, а другой рукой опирается на щит (раннюю «павезу»).

Еще в 1939 г. Бен Тордеман, описывая комплект доспеха № 25 из Висбю, в качестве одного из иконографических примеров привел эту печать, причисляя изображенный на ней доспех к ламеллярному типу. Именно такой способ изображения ламеллярного доспеха известен на иконографическом материале.

Известны печати князей Мазовии Земовита II Равского (Ziemowit) и Тройдена (Traidenis) середины – второй половины XIV в. В 1279 году дочь великого литовского князя Тройдена Гаудемунда была выдана замуж за князя Мазовии Болеслава. Этим династическим браком мазовшане стремились защититься от нападений литовцев.

На печатях изображены воины в доспехах, предположительно ламеллярного типа, держащие щиты вида, как на печати великого князя Кестутиса, а на головах у них – похожие шлемы. Как мы видим, детали ламеллярного доспеха, датиуемые концом XIV в., найдены и на территории замков Вильно. Так что здесь мы видим прямую связь археологических находок (панцирных пластин) с этой печатью.

Всмотревшись в изображенные доспехи воина на печати Земовита II, мы можем увидеть еще детали ламеллярного доспеха, которые отразились в археологическом материале замков Вильно. Это – пластины с закругленными краями в центре и наверху доспеха, подмышками (мастер неточно изобразил их расположение).

Надо отметить, что именно Мазовия выделяется среди других регионов Польши использованием пластинчатых доспехов. Появление такого типа доспехов в Мазовии, наверное, можно связывать с влиянием ВКЛ на это княжество.

В XIV в. пластинчатый доспех ламеллярного типа должен был быть известен и Тевтонскому ордену. По мнению польского исследователя Анджея Новаковского, этот тип доспеха в Пруссию мог попасть из восточнославянских земель при посредничестве балтов. О том, что балты его знали и ранее, свидетельствуют найденные в могильнике Сарайи (Курземе, Латвия) части доспеха. В могиле куршского воина, датируемой XIII в., обнаружено 60 пластинок (каждая – 2×6 см) ламеллярного доспеха.

П. Бугис

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *